Главная страница
Об альянсе
Объявления
Лекции
Журнал

 


Контакты:
info@otcf.ru

 

ЛЕКЦИИ



Все лекции



К 100-ЛЕТИЮ JOHN CHARNLEY (1911-1982)

Who is who in orthopedics

Профессор Сергеев С. В. (РУДН, Москва)



Sir John Charnley pодился в Англии, окончил университет в Manchester, где был удостоен различных премий и наград. Будучи субординатором, вы-держал экзамен в Королевском хирургическом колледже, что было приме-ром высоко одаренного студента, he left the university pretty gifted. В 1936 г., всего год спустя после окончания Университета, Charnley стал Ученым членом колледжа. Во время Второй мировой войны Charnley служил на Ближнем Востоке, где принял участие в модернизации шины Thomas, которая ши-роко использовалась для лечения и транспортировки раненых в Североафриканских кампаниях. Позднее этот инженерный опыт нашел свое примене-ние в биомеханической лаборатории.

Hugh Owen Thomas (1834 - 1891) родился в семье костоправов. Это ремесло передавалось от отца сыну на протяжении трех поколений. Отец, Evan Thomas, понимал всю ортодоксальность своего ремесла и поэтому решил своим сыновьям дать медицинское образование. В возрасте 17 лет Hugh Owen Thomas поступил на обучение к своему дяде, который был доктором, а затем на протяжении 3 лет обучался медицине в университете Эдинбурга. В возрасте 23 лет Thomas стал членом Royal College of Surgeons. Интуитивно (скорей наследственно) он стал заниматься изучением повреждений и заболеваний локомоторной системы, в том числе и туберкулезом. В 1865 году Thomas создает шину для покоя и иммобилизации при туберкулезе коленного сустава и лишь спустя некоторое время этот принцип обездвиживания пе-реносится на лечение переломов нижних конечностей.

После войны Charnley вернулся в Manchester, где продолжил свою долгую и плодотворную деятельность в ортопедической клинике с Sir Harry Platt. Они были похожи в своих убеждениях и мыслях, избегая жульничества и подтасовки в научных исследованиях. Sir Harry был надежным сторонником Charnley в развитии его концепции о необходимости создания Центра хирургии тазобедренного сустава (Wrightington). Лишь концентрация исследовательских работ, по их обоюдному мнению, может привести к развитию науки, а Wrightington станет Меккой для хирургов-ортопедов со всего мира. В 1947 году Charnley был назначен консультантом-ортопедом в Манчестерском Королевском госпитале-приюте, а в 1950 году вышла в свет его книга "The Closed treatment of common fractures" ("Закрытое лечение обычных переломов"). Это было описание оригинального и побудительного подхода в манипуляциях с переломами, "которые из незрелого и неопределенного искусства должны превратиться в нечто подобное науке". "C тех пор, как А. Lane опубликовал "Operative treatment of Fractures" (1914), мы не можем сравнить принципы хирургического и консервативного лечения переломов с точки зрения фундаментальной науки, по той причине, что основная природа заживления перелома ускользает от нас. Лучшее, что мы можем сделать, так это сравнить результаты клинической практики. Попытки контролировать течение перелома в эксперименте на животных ничего важного не собрали в сравнении с накоплением путем тяжелых усилий результатов развития хирургической техники на примерах больных людей. Развитие консервативного или оперативного лечения должны строиться на знаниях заживления перелома. Необходимо понимать и различать понятия о волокнистой кости (перепончатая ретикулофиброзная кость) и пластинчатой кости. Первая есть представитель провизорной, временной мозоли. Коллагеновые волокна и веретенообразные клетки с межклеточным аморфным веществом заполняют межотломковую щель уже через 3 - 4 дня. Захватывая кальций, матрикс крепнет. Пластинчатая кость является постоянным костным веществом зрелых трабекул и диафизов кости. Вместе с остеоцитами пластинчатая кость образует тканевой "сэндвич". Пересекая друг друга в строгом порядке, слои пластинчатой кости образуют чрезвычайно крепкую структуру. В соответствии с законом Wolff, пластинчатая кость обновляется при помощи остеокластов, используя волокнистую кость как строительные леса".

Однако этому замечательному труду предшествовали работы и публикации об артродезе суставов.В поздние 40 годы артродез считался признанным лечением тугоподвижного и болезненного сустава, но надежных способов его создания не было. Техника компрессионного артродеза, описанная Charnley в 1948 году, была простой и надежной. Принципы этой операции были перенесены на артродезирование других суставов. Компрессионный артродез тазобедренного сустава был остроумной и искусной процедурой, но требовал опыта, потому как даже в руках Charnley не всегда был эффективным. "То, что John Charnley один из наиболее оригинальных и изобретательных мыслителей сегодняшней хирургии, хорошо известно, но его способность сражаться за свои идеи является выдающейся характеристикой этой книги ("COMPRESSION ARTHRODESIS, including CENTRAL DISLOCATION AS A PRINCIPLE IN HIP SURGERY"). Charnley, в отличие от Горацио, довольствуется не только защитой, он пускается в атаку, как только предоставляется случай. Он отказывается признать заключение Watson-Jones о невозможности заживления кости в условиях компрессии, пуская при этом в ход не только рапиру, но и дубину". Таким ориги-нальным было предисловие к этой книге.

Спор Charnley с Watson-Jones был дискуссией двух титанов современной травматологии и ортопедии. Будучи убежденными сторонниками преимущественно консервативных методов лечения переломов, их понимание процессов заживления переломов резко отличалось. "Хирургов ввел в заблуждение закон Wollf", - писал Watson-Jones. "Перелом срастается, несмотря на компрессию, но не благодаря ей, компрессия способствует срастанию только тем, что поддерживает иммобилизацию. Charnley, продолжает его оппонент, утверждал, что если провести спицы через каждый из костных фрагментов и сдавить их силой 80 lb,то можно достигнуть клинически определяемого срастания за 12-14 дней. Нельзя поверить, что перелом кости у человека может срастись за 12 дней и что остеогенез стимулируется и ускоряется сильной компрессией. Эти утверждения особенно удивляют, когда мы наблюдаем, что давление пластинок и винтов вызывают резорбцию кости, а не ее образование". И каково же было, очевидно, больно Sir Charnley, когда Sir Watson-Jones прибег к последнему уничтожающему аргументу, мнению Owen Thomas (стоило заниматься его шиной!): "… если фиксирующие пластинки подвержены деформации, то, погруженные в живую кость, они не могут удерживать отломки. Применяемый способ компрессии отломков не имеет никаких преимуществ перед старыми методами".

Спор не прошел даром. Charnly приходит к выводу о необходимости сокращения показаний для замыкания сустава и направляет свой изобретательный ум на разработку операции замещения сустава. Артропластика лишь только с заменой головки была проклятием для него, эта операция оскорбляла его инженерное мышление. Только тотальное замещение сустава могло решить проблемы реабилитации больных.

В 1972 году Charnley был назначен профессором ортопедии Манчестерского Королевского госпиталя. До этого, в 1964 году, он становится доктором наук Манчестерского Университета по работам в области заживления костей и смазывания суставов. Его поразительные достижения в развитии тотальной артропластики получили всемирный резонанс и принесли ему многочисленные награды. Charnley становится Командором Британской Империи и Рыцарем, Членом Королевского общества, а медаль Листера, выпущенная в его честь, на оборотной стороне содержала цитаты о его хирургических, инженерных и биологических заслугах.

Отношение Charnley к хирургии можно назвать как перфекционизм. Это качество нашло отражение в его труде "Низкофрикционная артропластика тазобедренного сустава: теория и практика" (1979). Операции были описаны с мельчайшими подробностями. Тем, кто хотел научиться делать операции тотального эндопротезирования, автор предлагал тренинг в своем центре, мотивируя это предложение, прежде всего, воспитанием у ортопедов качеств профессионалов, без лишних попыток к импровизации.

Постоянный поток хирургов был неиссякаем; они учились ловкости в выполнении операций и предостережениям от ошибок.

В своей работе Charnley был в содружестве с представителями других наук. Наблюдая за поведением искусственных суставов, он обратил внимание на скрип, который потребовал дополнительных исследований в области смазки суставов. Использование тефлона в качестве чашки протеза поначалу привело к неудаче. Сменив большие головки Moore and Thompson, а также тефлон на низкомолекулярный полиэтилен, Charnley добивается успеха. При участии Chas F. Thackray (Leeds), первого испытателя акрилового цемента, Charnley решает проблему биологической фиксации компонентов эндопротеза. В последующем следуют новшества в создании изолированных операционных с потоком чистого воздуха, одежды хирургов, инструментальных подносов и автоклавов, что служило снижению риска инфекционных осложнений.

Charnley был одаренным и многогранным ученым, посвятившим себя единой цели - лечению больных. Разработка и применение низкофрикционной системы для эндопротезирования тазобедренного сустава является его собственным памятником как благодетелю человечества