Главная страница
Об альянсе
Объявления
Лекции
Журнал

 


Контакты:
info@otcf.ru

 

ЛЕКЦИИ



Все лекции



ВОЕННО-МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ


Профессор Сергеев С. В. (РУДН, Москва)




Ах, если бы вернуть
Ту светлость дней
И сонм учителей,
И радость вдохновенья!
(Сергеев С. В.)


Посвящается генералу Семенову В. В., полковнику Ференс Н. П., преподавателям, однокурсникам и Смирнову А. К., учителю и наставнику.

Проведя несколько недель в Красном Селе, не очень разумно готовясь к экзаменам и набрав всего 10 баллов, я все же был зачислен слушателем Военно-медицинской Академии им. С. М. Кирова на военно-морской факультет. В большей степени на зачисление оказало мое кадетское образование и в этой связи симпатия генерала Семенова В. В., начальника факультета. При подготовке курса к принятию военной присяги, а именно прохождению торжественным маршем, я, как имевший блестящие навыки в строевой подготовке, обеспечил начальнику курса полковнику Ференс Н. П. полный успех и удовлетворенность командования факультета. На все оставшиеся 6 лет мне был дарован полный carte-blanch.

Однако весь мой carte-blanch заключался в том, что со второго курса я стал активным кружковцем кафедры военной травматологии и ортопедии им. Г. И. Турнера, проводя в ее клинике все свободное время после лекций и практических занятий. Везло России на выходцев из Шотландии, коими были Яков Виллие и Генрих Турнер! Тем не менее, повезло и мне, но не на шотландца, а на русского военно-морского врача и травматолога А. К. Смирнова. Аркадий Константинович был для меня наставником в полном смысле этого слова. Занимаясь тяжелой исследовательской работой в области боевой комбинированной травмы в эксперименте на собаках, он приучил меня к основным видам творческой и врачебной деятельности:- одержимости; - честности; - профессионализму; - стойкости к трудностям и бескорыстию. К концу обучения в Академии у меня был готов материал для кандидатской диссертации на тему о восстановлении микроциркуляторного русла пораженной конечности в условиях комбинированной травмы. Но вместо адъюнктуры был отправлен на гауптвахту на Садовой, а потом на подводную лодку Балтийского Флота. Через 3 года после окончания Академии я навсегда расстался с военно-медицинской службой, но навсегда остался с Военно-медицинской Академией в душе и сердце.

В 2007 году я приехал в Санкт-Петербург для участия в Международном Конгрессе травматологов-ортопедов как Президент Международного Альянса "Остеосинтез". Свое вступительное слово я произнес с пиететом в адрес Военно-медицинской Академии и ее школы травматологов-ортопедов, Великого Пирогова и неповторимого Санкт-Петербурга.

Пользуясь выходом в свет очередного журнала "Остеосинтез" в честь 35-летия окончания Академии живым и здравствующим посвящаю этот опус об Alma Mater.


Медико-хирургическая академия

После многочисленных канцелярских и личных дискуссий на уровне Медицинской коллегии Российской Империи и среди просвещенных профессоров "...был составлен особый доклад Императору Павлу. Главный директор коллегии А. И. Васильев указывал на недостатки госпитального преподавания и полагал, что надлежащее изучение медицины возможно лишь в особых академиях; сооружение здания необходимо в связи со значительным увеличением учеников; также увеличились и требуют особого помещения учебные пособия: библиотека, кабинеты, учебные театры, снабжение лечебными орудиями и прочими вещами".

Указ 1798 г. гласит: "...его Императорское Величество повелять соизволил медико-хирургическую школу, состоящую при здешней сухопутной госпитали, переименовать в академию... Желательно было бы, чтобы для заготовления дипломов и прочих свидетельств сделана была печать со следующей надписью: Academica Caesaria Paulina Medico-Chirurgica".

В 1799 г. в докладе Васильева фигурировал штат Медико-хирургической академии, сроки обучения и даже названия слушателей. Всего было набрано 120 человек, которые получили названия учеников и студентов, срок обучения определен в 4 года. Руководство Академии возлагалось на Конференцию. Строительством главного корпуса Академии руководил архитектор А. Порто. Общий характер композиции здания типичен для русского классицизма конца 1790-х годов (Рис. 1).

Военно-медицинская Академия
Рис. 1. Военно-медицинская Академия

Первыми кафедрами Академии были следующие.

Кафедра патологии и терапии. Была образована и руководима профессором Г. И. Базилевич.

Хирургическая кафедра в течение 33 лет была руководима профессором И. Ф. Буш. Швед по происхождению, он создал в России первую хирургическую школу. Не представляя себе обучение хирургии без непосредственного обследования больного, Буш в 1806 г. открывает первую в России хирургическую клинику на 13 коек на базе Военно-Сухопутного госпиталя. Пройдет немногим менее полувека и в стенах этого госпиталя будет создана первая госпитальная клиника Пирогова. В 1807 г. под редакцией Буша вышел первый учебник по хирургии на русском языке "Руководство к преподаванию хирургии" в 3 частях.

Его ученик В. В. Пеликан был Президентом Академии, а С. Ф. Гаевский - лейб-медиком Александра I и организатором судебно-медицинской службы в России. В 1827 г. в Военно-медицинском журнале была опубликована статья Х. Х. Саломон "Практические замечания о лечении некоторых переломов костей конечностей". В этой статье ученик Буша превзошел своего учителя и один из первых провозгласил главным условием лечения переломов репозицию отломков и их удержание в шинах.

Кафедрой анатомии и физиологии руководили профессора Н. К. Карпинский и П. А. Загорский. В 1802 г. Загорский издал первое оригинальное анатомическое руководство на русском языке "Сокращенная анатомия", которое состояло из таких разделов, как остеология, миология, спланхнология, ангиология, нервология и аденология.

Первооткрыватель электрической дуги ученый физик В. В. Петров был первым руководителем кафедры физики и математики.

Другие первые кафедры академии, а именно акушерства и судной науки, ботаники и материи, химии были заняты выдающимися профессорами, создававшими научно-учебную базу теоретической медицины.

С приходом в Академию профессора клинициста П. Франк составляется Устав Академии (1806 г.). Из особенностей Устава следует подчеркнуть, что чтение лекций должно осуществляться на латинском языке, а для расширения учебной базы создать скотоводческую школу. Однако вскоре Устав был отменен в связи с замечаниями лейб-медика Я. В. Виллие (Рис. 2).

Баронет Я. Виллие
Рис. 2. Баронет Я. Виллие

Баронет Виллие, а на самом деле Джеймс Уэйли, закончил Эдинбургский университет, знаменитую школу Европейской медицины. Отличный послужной список и хирургический талант молодого полкового лекаря русской армии позволили Виллие в кратчайший срок завоевать уважение Двора и медицинской общественности Петербурга. Состояв при Дворе лейб-хирургом, Виллие в 1808 г. создает новый Устав и назначается первым Президентом Медико-хирургической Академии. Новый Устав отличался большей демократичностью и позволял поступать на обучение представителям всех сословий и даже крепостным.

Яков Виллие несомненно крупнейший военно-полевой хирург своего времени, сумевший поднять на высокий уровень не только качество хирургической помощи раненым на поле боя, но и организовать устройство полевых лазаретов. "Пруссия в отношении исправления своих врачебных заведений многим обязана образцу, поданному ей в сем отношении Россиею", - писали прусские врачи в письме Виллие по случаю его 50-летнего юбилея.

Вклад Виллие в развитие медицины в России неоценим, равно как и его непосредственное финансовое вложение на строительство корпусов факультетской терапии, военно-полевой хирургии и детских болезней. 9 декабря 1859 г. перед зданием Военно-медицинской академии был открыт памятник Я. Виллие работы Д. Йенсена и А. Штакеншнейдера (Рис. 3). В последующем памятник был перемещен в парк Академии.

Памятник Я. Виллие перед зданием Академии
Рис. 3. Памятник Я. Виллие перед зданием Академии

Во время управления Академией Виллие расширяет учебную базу, вместо 7 кафедр становится 12, открываются клиники, ботанический и аптекарский сад. В сложившейся обстановке совершенствования преподавания и лечебной деятельности студентов, Медико-хирургическая академия получает право выпускать лекарей, т. е. с полным правом свободной практики.

В 1811 г. благодаря инициативе Виллие выходит первый периодический научно-практический журнал "Всеобщий журнал врачебной науки". Это ли не повод для дани выдающемуся медицинскому деятелю, напечатать краткий исторический очерк о Военно-медицинской академии спустя 200 лет!


Кафедра военной травматологии и ортопедии

Кафедра военной травматологии и ортопедии ВМА - первая кафедра в структуре университетского образования в России. Ее создатель - Генрих Иванович Турнер (Рис. 4), второй великий шотландец Академии, необычайно разносторонний врач-хирург, скульптор и художник, почитатель гипсовых повязок и создатель десмургии в целом. Особого уважения заслуживает его деятельность по созданию приюта и лечебницы для детей-инвалидов. В 1900 г. на базе кафедры механургии и десмургии была учреждена кафедра и клиника травматологии и ортопедии.

Профессор Г. И. Турнер
Рис. 4. Профессор Г. И. Турнер

Курс по травматологии и ортопедии был не очень заметным, особенно в сравнении с циклами по общей и госпитальной хирургии, лекциями по военно-полевой хирургии профессоров А. Беркутова и И. Дерябина. Тем не менее, уже спустя много лет, я по достоинству оценил учебник по травматологии и ортопедии под редакцией профессора И.Л. Крупко, одного из первых клиницистов, внедривших в практику лечения открытых переломов интрамедуллярное штифтование. Простота изложения основ травматологии и ортопедии, наряду с частными вопросами и научными разработками кафедры, создают достойную конкуренцию этому изданию.

Замечательны были заседания научного общества травматологов-ортопедов, проводимые на кафедре. Здесь собирались интересные и серьезные ученые: профессор Ткаченко С. С., начальник кафедры, профессор Воронцов А. В., создатель теории и практики индивидуального эндопротезирования, профессор Демьянов В. М., будущий директор института им. Р. Р. Вредена, Филатов А. Н. , директор института протезирования, сотрудники детского института ортопедии им. Г. И. Турнера, врачи больниц и травмпунктов Ленинграда. Вот один из примеров. Повестка 746 заседания ЛНОТО от 24 декабря 1975 г.: 1) Демонстрация Никитина, Грязнухина (ЛСГМИ) "Этапная костная аутопластика при лечении дефекта большеберцовой кости". Больной 39 лет, инвалид, страдает много лет ложным суставом проксимального отдела большеберцовой кости. Многочисленные методы лечения, в том числе и хирургические, безуспешны. В Центре Илизарова в лечении методом автора отказано. Профессором Никитиным был выполнен чрезсуставной интрамедуллярный остеосинтез и свободная костная аутопластика. Заживление и восстановление опорной функции. Блестяще!

Моя "слушательская" привязанность к кафедре постепенно переросла в окончательный выбор профессии, и спустя 3 года после окончания Академии, я уже работал в НИИСП им. Н. В. Склифосовского. Выбор института скорой помощи был обусловлен двумя причинами: первая и главная - институт носит имя Склифосовского (Рис. 5), профессора ВМА и крупнейшего хирурга XIX века, пополнившего мировой опыт костно-пластических операций ("русский замок" при лечении ложных суставов длинных костей). Вторая причина выбора заключалась в том, что в институте работал С. С. Юдин, экстраординарный человек и хирург-виртуоз, не деливший хирургию на травматологию и общую хирургию.

Профессор Н. И. Склифосовский
Рис. 5. Профессор Н. И. Склифосовский

Остеосинтез и его развитие на кафедре травматологии и ортопедии в целом отражал современные направления отечественной травматологии - совершенствование наружного и внутреннего видов фиксации костных отломков. Для многих обывателей, и даже для врачей, остеосинтез представляется слесарным делом. В общем, похоже, но не совсем. Одна из лучших отечественных монографий конца ХХ века, посвященная остеосинтезу, была написана начальником кафедры профессором С. С. Ткаченко. В книге подытожен опыт кафедры в этой области и основным аспектом эффекта остеосинтеза признана репаративная регенерация костной ткани, в основе которой лежит местное или регионарное кровообращение." Хотя давно отмечалась необходимость хорошего сопоставления и покоя отломков для более быстрого сращения перелома, однако биологическое значение этих, казалось бы, чисто механических факторов становится понятным лишь сейчас, когда в клинике и в эксперименте удается наблюдать процессы сращения при действительно точном сопоставлении и действительно прочной фиксации отломков. Регенераторные процессы зависят от состояния местного кровоснабжения. В условиях неподвижности отломков, когда создаются оптимальные условия для восстановления кровообращения, вся скелетогенная ткань превращается в костную, минуя фиброзную или фиброзно-хрящевую стадию. В этой связи остеосинтез металлическими стержнями и другими конструкциями отличается рядом преимуществ: прочностью фиксации отломков, сокращением сроков реабилитации, а также возможностью использования конструкций, изготовленных по форме и величине. Более 25 разновидностей фиксаторов были разработаны для остеосинтеза диафизарных, метафизарных и внутрисуставных переломов. Остеосинтез должен производиться в первые-вторые сутки после перелома. Во-первых, ранняя процедура остеосинтеза облегчает репозицию отломков, во-вторых, при позднем вмешательстве разрушаются образующиеся скелетогенные элементы, продуцирующие костную мозоль и, следовательно, удлиняются сроки сращения перелома. Элемент компрессии, присоединенный к абсолютной адаптации отломков, знаменует более высокий этап в развитии прочного остеосинтеза".

Многое ли изменилось с тех пор, а именно с 70-х годов XX столетия? Основные принципы остеосинтеза и сберегательности тканей при его выполнении остались незыблемыми, и как критерии успеха операции были сформулированы Lane и Lambotte. Хирургическая техника стала более рациональной, а инструменты стали отличаться эргономичностью, расширился ассортимент имплантатов. Благодаря этому существенно изменилась тактика послеоперационной реабилитации, прежде всего в отказе от дополнительной внешней иммобилизации и в раннем восстановлении функции суставов (M. Muller). В 1986 г. на страницах единственного официального печатного органа Всесоюзного научного общества травматологов-ортопедов журнала "Ортопедия, травматология и протезирование" С. С. Ткаченко отреагировал на статью Л. Н. Анкина "Некоторые проблемы остеосинтеза": "Опубликование статьи Анкина является своевременным и правильным. Увлечение одним каким-либо методом при лечении переломов, как известно, не считается правильным, а следовательно, и прогрессивным. Автор статьи привлекает внимание травматологов-ортопедов к современным методам внутреннего, погружного остеосинтеза. Серьезными достоинствами внутреннего остеосинтеза является высокая эффективность, экономичность, одномоментность помощи, небольшие сроки пребывания в стационаре и удобства для больного в послеоперационном периоде".